Мамы, которые нас вдохновляют: Анна Штатская.

Мамы, которые нас вдохновляют: Анна Штатская.

Анна, готовясь к интервью, я просмотрела вашу страницу в Фейсбуке, и у меня сложилось убеждение, что выбор актерской профессии сделан вами не случайно. Очевидно, что вы очень любите свою работу – это и ваше призвание, и ваша страсть. Это так? Расскажите, как и почему вы стали актрисой?

Нет, выбор не случаен. Меня мама (она тоже актриса) в полтора года вывела на сцену. В три года у меня уже была роль в спектакле «Свадьба в Малиновке», и выбора в принципе не было С детства я играла везде, в каждом новогоднем утреннике, спектакле – на профессиональном уровне.

И когда пришла пора определяться с выбором…

Да нет, она не пришла, уже все было определено изначально. Вопроса о выборе даже не стояло. После 10 класса я просто поехала и поступила. Год недоучилась в школе – невтерпеж было жутко.

Насколько я знаю, вы учились в Днепропетровске, то есть как актриса вы воспитаны на принципах русской театральной школы: система Станиславского, глубокий психологизм. Продолжаете ли вы работать в русле этой традиции или ваш опыт обогатился опытом других актерских школ? В чем вы видите основные различия между русской школой и тем, что вы делаете сейчас?

Да, к сожалению, мой опыт «обогатился».

К сожалению?

Да, к сожалению, потому что во многих европейских странах нет как таковой театральной школы. Я училась два года в Греции, и мой первый вопрос еще в начале учебы был: какая у вас система? Станиславский. Чехов, Брехт – кто? Мне ответили, что нет единой системы, они берут оттуда-отсюда и… в результате нет системы, они даже учить не умеют. В Греции не умеют учить актерскому мастерству.

Но все-таки что-то же вы взяли оттуда? Наверняка там есть какие-то свои находки?

Да, даже от плохих педагогов, от плохих режиссеров набираешься опыта, обязательно выхватываешь хоть пару вещей, которые тебе интересны, близки и нужны в профессии.

Анна, то есть сейчас вы актриса, имеющая опыт игры не только в привычной нам традиции. А чему новому вы научились в Греции, что для вас оказалось полезным, важным, интересным?

В Греции совершенно другой темперамент у людей, более яркий. Повышенная, с нашей точки зрения, эмоциональность – там норма. Так и с актерской игрой. У нас игра более закрытая, чеховская: чувства и эмоции выражаются исподволь. У греков наоборот – все выплескивается наружу! То есть эмоция должна быть ярко выражена.

И вам пришлось этому учиться?

Конечно. Потому что по-другому никак. Нас учили, что должна быть показана внутренняя борьба, переживание. А у греков это – всплеск! Иначе будешь сидеть дома без работы. Тебя не заметят вообще на сцене – зрители в Греции не воспринимают другую игру.

Мне первое время было очень тяжело, трудно было открыто и шумно выражать чувства. А греческому зрителю со сцены нужно давать именно это, только выраженные с силой эмоции его затронут. Они хотят увидеть твой «внутренний мир» снаружи – и очень ярко!

Анна, вы актриса. Ваша работа предполагает самое широкое использование языка, невербальной коммуникации. Это имеет решающеее значение в работе на сцене. Дикция, произношение, интонации, возможность свободной импровизации, в конце концов. Словом, вы должны быть безупречны! И сам факт того, что вы справились со всеми этими трудностями, характеризует вас как человека незаурядных способностей и железной воли. Но есть ли какие-то практические рекомендации: как вы осваивали язык? Это ведь проблема почти для всех приезжающих за рубеж.

С первого дня я мечтала выучить язык. Я точно знала, что я обязательно буду знать греческий. И с первого дня я начала постепенно исключать из речи английские слова, заменяя их греческими. Каждый день в памяти откладывались какие-то новые слова, я выясняла их перевод и сразу начинала использовать. Мои фразы были наполовину составлены из английских слов, наполовину из греческих. Английский был только на крайний случай, когда по-гречески никак.

Я общалась, потом пошла учиться. Учила монологи. Сначала была паника: я многого не понимала из того, что говорят. Дико комплексовала, что вот сейчас выйду, меня попросят что-то сделать – а я не пойму!!

Но мне попалась очень хорошая группа, там была одна такая же иностранная студентка, как я, не знающая хорошо языка. Я ощущала моральную поддержку. Меня воспринимали как иностранку, пытались мне объяснить, подсказать. А поначалу у меня был просто дикий комплекс.

Анна, это требует огромной смелости: приехать в чужую страну, пойти учиться! И не знаешь, чему учиться: то ли мастерству, то ли языку. Как долго вы шли к тому, чтобы выйти на сцену – и играть?

Лет пять. Я успела отучиться, родить ребенка. Потом мне предложили первую работу на сцене. Надо было играть иностранку, то есть у персонажа должен был быть сильный акцент. Меня поэтому и пригласили. Потом у меня было несколько ролей в греческих сериалах, там тоже нужно было играть иностранок.

И в какой-то момент, когдау меня практически не осталось акцента, меня пригласили снова на роль иностранки, но после прослушивания на роль не утвердили – потому что не услышали русского акцента! (Смеется). Меня попросили «добавить акцент», но я так долго с ним боролась, что в тот момент не смогла этого сделать. Сейчас-то я уже умею технично включать акцент, но тогда – не получилось. Я боролась с акцентом всеми способами! Специально ходила на уроки вокала – мне педагог посоветовал петь на греческом, чтобы убрать акцент.

Сейчас уже меня не воспринимают как не гречанку. Даже несмотря на русскую внешность и фамилию – все уверены, что я этническая гречанка с русской мамой.

Как вы вообще решились приехать в Грецию? Зачем?

Это был трудный 1996 года, все искали работу. А еще у меня дедушка наполовину грек, поэтому мне с детства хотелось съездить на «историческую родину». И вот я приехала и… осталась. В течение года познакомилась с будущим мужем. Хотя изначально у меня не было цели остаться в Греции – я думала, что подзаработаю денег и уеду – но я безумно влюбилась в мужа и решила, что все, я теперь остаюсь в стране, где живет мой муж. Хотя саму Грецию я так и не полюбила. Замечательная природа, погода, но менталитет все же не близок мне.

Но все-таки Греция много вам дала?

Конечно. У меня ребенок, муж – греки. С мужем мы живем уже 19 лет.

Анна, где вы сейчас работаете и как к этому пришли?

Вместе с Натальей Коняхиной мы ведем Читательский клуб. Наталья – организатор клуба, он действует уже 3 года. Есть Читательский клуб для детей, в нем пять возрастных групп, от 3 до 16 лет. Есть Читательский клуб для взрослых. На базе этого клуба есть актерский класс для взрослых. И я преподаю актерское мастерство для детей. Преподавала еще в Греции, продолжаю работать и здесь.

А вы сами где-то играете? Где вас можно увидеть?

Сейчас я работаю в независимой театральной группе, которая сначала базировалась в DUCTAC. Наш руководитель, режиссер и продюсер – девушка из Греции. Она организовала эту группу и поставила спектакль «Чарли и Шоколадная фабрика». Я играю там миссис Солт, маму Богатой Девочки. Мы выступили в Culture Centre в Шардже и в начале мая будет выступление в Национальном театре Абу Даби. Также мы ездим по школам, показываем нашу постановку там.В следующем году планируем постановку еще двух спектаклей, детского и взрослого.

Что это будут за спектакли?

Пока еще не решено окончательно, режиссер в поиске.

Взрослый репертуар – это даже как-то интереснее, мне кажется. Позволяет продемонстрировать полную палитру своих актерских умений.

Конечно, да! Работа с детьми не требует особого актерского мастерства. Дети благодарные зрители: если костюм яркий, есть красивая музыка, танцы – дети уже счастливы. Они уже в восторге, хлопают в ладоши. А если еще с ним поговорить со сцены и попросить найти Плохого Волка – все, они ваши. Но мне хочется играть и что-то серьезное, чтобы душу развело – а потом свело!..

Анна, давайте поговорим о том, как и когда вы приехали в Дубай.

Мужа перевели сюда по работе, и я приехала с ним, 3,5 года назад. На тот момент в Греции ситуация сильно изменилась. Вместо 30 сериалов в сезон, как это было в прошлые годы, стали снимать всего 2. И в них, естественно, попадают либо самые-самые, звезды, либо только начинающие играть артисты, потому что им можно платить мало.

То есть вы приехали, даже не зная, что вы тут будете делать?

Да, я начала искать. Спасибо случаю, меня нашла Наталья Коняхина. Сначала меня нашла Елена Негробова и предложила провести актерские классы для детей, и я вела их около полугода. Там были маленькие детки, с ними проводить занятия по игре довольно сложно. От этого возраста нельзя ожидать, что вот сейчас пятилетка выйдет с курсов и сыграет Золушку. А родители иногда именно этого и ждут (улыбается).

Анна,опыт адаптации в Греции помог вам адаптироваться в Дубае? Все-таки Дубай – это совершенно фантастический город. Небоскребы-небоскребы, а я маленький такой…

Нет, вот как раз в Дубае мне было очень легко адаптироваться. Я уже привыкла жить заграницей, без родни. Главной трудностью было жить без родителей, я по ним сильно скучала.

А сейчас со мной живет брат, и есть же Скайп! Это не 20 лет тому назад, когда я проговаривала тысячи долларов по телефону – я умирала, хотела каждый день разговаривать с мамой. У нас очень близкие отношения в семье, с мамой, с братом.

Так что в Дубае все нормально, мне здесь даже лучше, чем в Греции. Там я никогда не поддерживала отношения с русскоязычными, а здесь меня потянуло к общению.

Это связано с «качеством» русскоязычных или просто время такое подошло?

С «качеством». Там те, кого я встречала, думали только о том, как бы заработать.

А здесь нет?

А здесь все-таки другой уровень. Здесь тоже думают о заработке, но не только.

Например, я когда только приехала в Афины, я сразу пошла в Акрополь, в первые же дни. Я не понимала, как я могу жить в Греции и не увидеть Акрополя. Примерно через год я разговаривала со знакомыми русскими женщинами, и выяснилось, что они не ходили на Акрополь! Хотя они живут здесь уже лет пять! И ни разу не были на Акрополе! Мне это было дико. Я поняла, что мне с ними не о чем говорить. Я была на Акрополе более 10 раз. Я была на мысе Сунионе, там храм Посейдона, была в Дельфах, в Олимпии – да везде! И для меня дикость, когда люди, прожившие пять лет в Греции, в стране, где зародилась вся европейская культура, ни разу не были в древнем театре, на раскопках. Я ходила по Акрополю и фотографировала эти все камушки, распечатывала фотографии и надписывала, к какому храму что относится. Потом я все эти фотографии оформила в альбом и отвезла своему педагогу по истории искусств.

Вот поэтому я там не поддерживала отношения с русскоязычными.

Здесь все-таки люди вышли уже на другой уровень, они выезжают из страны не только чтобы работать за 100-200 долларов в месяц. И когда вопрос о деньгах стоит не так остро, у них есть возможность приобщиться и к прекрасному. И Читательский клуб тому подтверждение!

Я поняла, что участникам клуба недостаточно просто читать книги, им еще хочется обсудить, поделиться, высказаться. Возможно, именно этого им не хватало в Дубае.

Давайте вернемся к вашему опыту адаптации в Дубае. Думаю, для многих наших читательниц это очень важный вопрос. Ведь есть и психологический барьер, страх большого города, и языковой барьер, и отсутствие рядом родных и даже мужа, который много работает и сосредоточен на решении многих других проблем. Что бы вы могли посоветовать тем, кто еще не чувствует себя здесь комфортно, не чувствует себя здесь как дома? Что вообще обязательно нужно сделать, приезжая в другую страну?

Мне однажды дали мудрый совет: ты никогда не станешь жителем страны, если ты полноценно не адаптируешься. Адаптация – это не просто выучить язык. Адаптация – это не забыть свои корни, а найти новые, пустить новые корни. А здесь это невозможно. Здесь почти все мы все гости. И в любой момент мы можем покинуть эту страну, по своей воле или нет. То есть эта страна домом стать не может.

Но с другой стороны, здесь у нас есть возможность как раз быстрее адаптироваться, потому что это страна многокультурная, многонациональная, и ты в принципе можешь жить так, как ты привык. Никому нет до этого дела. Делай что хочешь. Здесь нет давления моносоциума какого-то.

Согласна. Если выучил английский и получил права – все, живи, у тебя ничего особо не поменяется с переездом. Ну кроме разве что любимой работы, если она была до переезда в Дубай, а здесь ее у тебя нет.

Мне дико не хватает моей работы, сумасшедше не хватает сцены. Даже не съемок. Съемки – это как побочный эффект к актерскому мастерству. За счет съемок ты становишься известной и тебя приглашают играть еще и еще. Меня узнавали на улице в Греции, подходили ко мне. Это тоже приятно, но главное – это театр. Тот наркотик, кайф, который актер получает от игры. Здесь мне этого «наркотика» не хватает…

Анна, в актерской среде есть такое выражение «зал принимает» хорошо… или плохо. Как вас «принимает» Дубай? Дубайский зритель – он какой?

В школе нас принимали замечательно!

Но в Шардже я была просто убита… невоспитанностью, некультурностью пришедших на спектакль! Я сама не все видела, но мои друзья, сидевшие в зале, говорили, что во время антракта дети бегали по сцене, визжали, орали, пытались попасть за кулисы.

Такого я никогда и нигде не видела.

В школе такого не бывало. В школе дети под присмотром учителей ведут себя спокойнее и адекватнее. А когда они выходят с родителями, видимо, ощущают вседозволенность и начинается балаган. Конечно, дети везде дети, но задача родителей – научить, привить культуру. Здесь, мне кажется, у многих этой театральной культуры просто нет. Многие дети не знают, не понимают, что такое театр.

Знаете, мне показалось, когда сама ходила с детьми здесь на постановки, что у дубайской публики совершенно не «наше» отношение к походу в театр. Мы дома с детьми заранее обсуждали, что мы собираемся в Театр; мы оделись нарядно, пришли… А я смотрю – люди вокруг одеты более чем просто: пляжные шлепанцы, короткие шорты… Мы же привыкли, что театр, даже дневной сеанс, — это сменная обувь, туфли, аккуратная прическа.

Да, верно, меня мама к этому приучила. Мы шли в театр как на праздник. И это и есть праздник! Праздник души, праздник духа.

Анна, а может, это не так уж и плохо, что здесь более демократичное отношение к походам в театр, без излишнего пафоса? Люди одеты более демократично, они получают удовольствие от представления, чувствуют себя более свободно, раскованно. И это лучше для творческого

развития, чем некоторая скованность, знакомая мне по детским походам в Храм Искусства. Может, такой демократизм тоже приемлем, в нем есть положительная сторона?

Мне кажется, если бы это было хорошо, то не было бы тех безумных представлений, которых сейчас очень много бывает на сцене. Что-то утрачено нами в театральной культуре. Беспредельная раскованность до добра не доводит. Театр уже не тот Храм, что был раньше.

Анна, возможно, сейчас среди наших читательниц есть те, кто сам хотел бы попробовать реализовать себя в актерской игре здесь, в Дубае. Или может быть их дети думают об актерской профессии. Что вы посоветовали бы им в таком случае? С чего начать? Может быть, прийти к вам на занятия?:)

Конечно, надо начать где-то заниматься. Не обязательно у меня на курсах (улыбается). В DUCTAC много курсов.

И знаете, что важно. Будь то ребенок, или врослый – но каждому нужен ЕГО педагог. Я могу и не быть ЕГО педагогом. Нужно искать своего все-таки, того, кто реально сможет тебе что-то дать и который сможет вытащить из тебя то, что в тебе есть, выявить именно твой талант.

У вас был такой педагог?

Да, были и педагоги, и режиссеры. Актерская профессия такова, что за четыре года всему не научишься, нужно учиться всю жизнь.

Я два раза была на курсах повышения квалификации в Москве, брала мастер-классы у Калягина, Янковского. Летняя театральная школа от Союза театральных деятелей, в ней было 80 человек из более чем 20 стран мира. Это был замечательный опыт: возможность и учиться, и видеть, как играют актеры из других стран, перенимать опыт. Это был месяц полного погружения, полного блаженства.

Признаюсь, это я выступила инициатором интервью с вами. Меня поразило, что человек, чья профессия предполагает невероятную эмоциональную отдачу, находит силы и желание организовывать еще что-то. Встречи Читательского клуба, уроки актерского мастерства. Вы сами лично участвуете в каждой встрече, в каждом обсуждении! Расскажите об этих проектах, пожалуйста.

Когда я пришла в этот клуб, он уже был организован мамами из «Лукойла». Меня пригласили туда сделать постановку «Маленького принца».

Когда я увидела детей и увидела материал, я поняла, что материала очень много, а многие дети не могут даже бегло читать по-русски (это вообще проблема здесь извечная!), поэтому нам никак не хватит тех четырех-пяти репетиций, о которых шла речь изначально. И мы решили сделать все полноценно и хорошо. Мы встречались, мы репетировали по 2-3 часа подряд.

В итоге, когда мы выступили, родители плакали! Многие дети были настолько талантливы, они так хорошо донесли все, что мы и хотели донести до зрителей! Родители были в восторге.

Мы решили сделать художественную читку. Не идти по сложному пути, не делать постановку. Все дети сидели на сцене, были одеты в обычную одежду, джинсы и белую рубашку, а по ходу действия появлялись и другие элементы одежды. Например, Роза — венок надевала на голову.

У нас было три Принца, и в какой-то момент они одновременно выступали, одновременно говорили с персонажем. Отчасти такая задумка возникла в ответ на трудность – детей было 15, и при стандартном подходе всем ролей не хватало, и во-вторых, тексты были довольно большие, громоздкие, ребенку сложно было бы это одному все читать. И я поняла, что Принцев должно быть трое (смеется). И получилось настолько здорово, интересно!

Постановка состоялась в мае, а в августе мне позвонила Наталья Коняхина и предложила вести детский Читательский клуб.

Я умею работать с детьми, детям нравится. Могу с гордостью сказать, что мои ученики, которые ходят ко мне на актерское мастерство, будучи даже уставшими и больными, все равно идут на занятия!

Насколько я поняла, сегодня Читательский клуб имеет разветвленную структуру: есть Клуб для взрослых, есть для детей разных возрастов. Расскажите, где, когда вы собираетесь?

Это регулярные ежемесячные встречи, каждая «секция» отдельно. Встречаемся с детьми в Ibn Batutta Gate, в Harmony Ballet Studio. Мы очень благодарны Наталье Шалковской, которая предоставляет нам такую возможность – мы уже три года там у нее встречаемся.

Встречи проводим мы с Натальей Коняхиной.

Каждая группа идет по своей собственной программе, мы используем с каждой группой разные методы обучения. С младшей группой это в основном игровые методы – и тут мне очень помогает навык театральный. Например, мы с детками встаем и начинаем: а покажите, как тучки по небу ходят? А как ветер шумит? Или вот у нас был последний урок по книге про Карлсона, и мы ходили и как привидение, и как воры – на цыпочках будто крались по крыше. Мы пытаемся в интерактивной форме общаться на занятиях, иначе дети не выдержат. Им же нужно все время вставать, бежать. У нас было занятие по «Двенадцати месяцам». Я включала классическую музыку, Вивальди, «Времена года», и просила деток показать: как весной в саду расцветают цветочки, как почки распускаются весной, как листья падают осенью, как зимою кружатся снежинки и так далее.

А на встречи старшей группы, 13+, я всегда приглашаю мам! Это бесплатно! Это такие открытые уроки, на которые мы приглашаем всех. Мы обсуждаем очень интересные, уже даже не детские произведения. В прошлый раз мы говорили о «Трехгрошовой опере» Бертольда Брехта, до этого читали «Мастера и Маргариту».

Ого. Не рановато ли?

Нет. Конечно, дети увидели в книге не все, что там заложено, но для первого знакомства с произведениями – хорошо. Сейчас мы будем обсуждать «Марию Стюарт» Стефана Цвейга. И потом у нас еще будет «Сирано де Бержерак» Эдмона Ростана. У нас будет встреча и по театру парадокса (Ионеско, Аррабаль).

Со старшей группой мы всегда занимаемся обсуждением не только непосредственно произведения, но и обязательно знакомимся с контекстом: исторической эпохой, какими-то конкретными событиями. Например, мы говорили о Первой и Второй мировых войнах, о Великой французской революции (мы читали «Козетту»); о том времени, когда писал Брехт; мы говорили и про революцию в России и даже о том, кто такие Ленин, Сталин, что такое репрессии. Когда мы обсуждали «12 стульев», было очень много непонятного детям: а почему деньги в стульях-то?! И надо было объяснить, почему. Мы говорили об этом периоде истории, о том, кто кого преследовал, кого уводили в ночь и без возврата. Детям же все это непонятно, неизвестно!

Очень интересно слушать рассуждения детей! Вообще наши дети совсем не похожи на нас – нам нужно слушать их, понимать их. Они не такие, какими мы были в их возрасте. Недавно один ребенок на обсуждении сказал, что он хотел бы быть волонтером… Мы и слов-то таких не знали! И эта мотивация – она ведь тоже новая, нам незнакомая.

Сколько человек у вас в группе?

От 4 до 8. Самая большая группа – это 6-7 лет, там 8 детей.

Как к вам попасть? Где можно посмотреть информацию о ваших занятих?

Есть страница на Фейсбуке, The 1-st Russian Speaking Reading Club, и группа в WhatsApp. Вот там мы и выкладываем всю информацию: расписание, что читаем и т.д. Мы в группе не спамим, нет разговоров на отвлеченные темы – только конкретно о занятиях. Можно обратиться ко мне лично, я добавлю вас в группы.

Анна, расскажите про актерское мастерство. Для какого возраста занятия, где и как проходят?

Сейчас есть группа для 8-11 лет.Встречаемся по воскресеньям и средам, в WOW Kids Arcade в The Mall. И со второй половины апреля мы запускаем новую группу, 12+.

Группа небольшая, но дети очень талантливые! Один из мальчиков, который учится у меня с прошлого года – я его называю «второгодник» (смеется) – прошел на роль в спектакль «Чарли и Шоколадная фабрика»! Нужно было записать видео-сюжет о маленьком Вилли Вонке, как он разговаривает со своим отцом-дантистом, и я предложила своего ученика. Он прошел пробы, и когда я увидела уже результат съемок, я сама была в таком шоке, что подошла к нашему режиссеру и не удержалась, чтобы сама не похвалить своего же ученика! И режиссер согласилась со мной и даже сказала, что записать ролик удалось с первого же раза! Настолько талантливый мальчик.

На каком языке проходят занятия?

На русском. Мне кажется, детям очень не хватает творческой деятельности именно на русском языке. Они учат роли, и это, естественно, развивает язык!

Анна, я знаю,что у вас есть занятия по актерскому мастерству не только для детей, но и для мам. Расскажите об этом, пожалуйста.

Мария, а почему вы к нам не ходите?

Ой, ну я не актриса…

А никто из тех, кто ко мне приходит, не актриса! Есть утренняя группа, по вторникам, и есть вечерняя, в среду. Во вторник ходит основной состав, 8 человек. И вы не поверите, там столько таланта! Таланта, который никогда не был раскрыт, никогда не был востребован. Люди даже не предполагали, что он в них есть, а они выходят и показывают такое!..

Мы на занятиях развиваем дикцию, работаем над дыханием. Вчера приходили несколько новичков, и они прямо сказали: так дышать нельзя! То есть для них это было внутренним переворотом! Мы же привыкли дышать грудью, а здесь нужно дышать диафрагмой – это было сложно для новеньких.

Четверо моих учениц уже выступали. В ресторане «Весна» был литературный вечер, организованный на базе Читательского клуба, и мои девочки читали монологи. Я не просто довольна, я в восторге от того, что они сделали! Это же требовало огромного мужества – было около 80 человек зрителей! Мы не так долго работали над монологами, а они были труднейшие, из Теннеси Уильямса. Я очень переживала, но мои девочки вышли и сделали это! Я очень горжусь их результатом!

Знай наших!

Да! Знай наших! В мае мы планируем общий показ в WOW Kids Arcade, в котором будут участвовать все мамы, которые у меня занимаются с начала года. Они готовят для чтения отрывки, мы хотим это показать для друзей, для семей. Ближе к мероприятию сообщим подробности в группе

Мне кажется исключительно важным то, что вы делаете. Является ли вашей целью, как сейчас модно говорить, продвижение русской культуры заграницей? Или вы скорее ориентированы на просвящение наших соотечественников и их детей? Или это прежде всего форма культурного досуга, которого нам всем так не хватает?

(смеется) Да мы просто ненормальные люди, которые болеют вот этим всем! Прежде всего, наша цель – самореализация. Все это нужно прежде всего нам самим.

Когда я приехала сюда, то полгода просидела дома, и стала ощущать, что угасаю, увядаю, мне скучно, нечем заняться. Я стала нервная, раздражительная и поняла, что если я прямо сейчас что-то не начну делать, то весь этот негатив начну выплескивать на своих родных.

Знакомое чувство, да.

Да, и наша цель – перевести негатив в позитив и выплеснуть его. Выплеснуть накапливающиеся внутри эмоции положительным способом. Можно их выплеснуть деструктивно, а мы пытаемся перевести их в позитив и затем уже выразить. Чтобы они не скапливались, не били по нашим близким. Мне это все заменяет сцену, которой мне не хватает.

Это потенциально источник огромных творческих возможностей для всех участников! Каковы ваши дальнейшие планы в отношении созданных клубов? Предполагаете ли вы дальнейшее расширение и усложнение их работы? Какие еще идеи вам хотелось бы реализовать?

У нас очень много планов. Но я бы предпочла о них не говорить (улыбается).

Почему?!

Знаете, Дубай – это большое село, а единственное, что у нас есть в жизни – это наши идеи. И когда мы выдаем наши идеи людям – их тут же воруют. Такое случалось неоднократно.

Идею могут украсть, но реализацию-то не могут! Так, как вы это реализуете – никто не сможет.

Да, конечно, но все же обидно. Тем более неприятно, когда наши идеи начинают использовать люди, не имеющие отношения к профессиональному актерству, например. Мы же не пытаемся проводить мастер-классы по готовке, по шитью, хотя мы можем это организовать. Но мы хотим заниматься тем, что нам близко, тем, что мы по-настоящему умеем. И мы это делаем, у нас получается.

Анна, а возможно, много участников рынка создают здоровую конкуренцию?

Нет. Если этим занимаются непрофессионалы – нет. Эти люди просто хотят заниматься тем, что удачно идет у другого.

Ну да, тогда это не конкуренция, а профанация.

Да. Нужно же знать рамки и не лезть за границы друг друга.

То есть про ваши идеи вы мне сейчас не расскажете?

Нет (смеется).

Но они есть? Идеи, творческие планы?

Конечно, есть! Мы запустили и Читательский клуб для взрослых, и актерское мастерство для взрослых – это стало новшеством этого года. В следующем году мы еще планируем запуск новых идей.

Как же нам, нашим читательницам узнавать о работе ваших проектов? А вдруг оно нам тоже интересно и прямо надо?!

Следите за анонсами в наших группах. Сейчас до конца года ничего нового уже не планируется, а о том, что уже запущено, я рассказала.

Анна, что вам нужно для реализации планов? Чего не хватает, чтобы все закрутилось и заработало так, как вам нужно? За энтузиазмом-то и за идеями дело не станет, это очевидно, а что еще?

Для расширения проекта нам нужны спонсоры. Наши мероприятия пользуются большим успехом, но пока они не рентабельны. Мы стараемся сделать все на высоком уровне, организовать цветы, подарки, а это большие расходы…

Отчасти по этой причине большая часть наших мероприятий носят закрытый характер – мы просто не можем себе позволить приглашать кого-то со стороны. Вот 9 Мая мы планируем отметить с детьми. Возможно, расскажем об этом не только в узком кругу.

Вопрос про детей. Приходится признать, что нам, живущим за границей, особенно трудно приобщать детей к нашей национальной культуре. Дети неохотно читают по-русски, им непонятны многие явления, описываемые в книгах. Дети не изучают систематически нашу историю, в том числе историю национального искусства. Получается, все вопросы «страноведения» ложатся на плечи родителей. А дети зачастую выступают или пассивной стороной, или даже активно не хотят «приобщаться». Знакома ли вам, как преподавателю и как маме, эта проблема? Какие пути решения вы видите? Да а вообще, надо ли нашим детям делать эту «прививку» национальной культуры – или сейчас пришло время «граждан мира»?

Надо, 100%. Для меня вопрос надо/ не надо даже не стоит. Обязательно надо.

А как?

Однозначно не через силу, иначе это приведет только к отвращению . Хотя я сейчас прямо упрашиваю свою дочь прочитывать произведения по программе старшей детской группы (13+) Читательского клуба. Она очень много читает на английском, но на русском – неохотно.

Я думаю, детям полезно встречаться в таких вот тематических группах – это мотивирует их, им интересно. Кроме того, за активную работу во время встреч, за ответы на вопросы дети получают «кнубли» — это книжные рубли. И кто больше всех этих кнублей соберет к концу года – получит приз от Читательского клуба.

Своим примером мотивировать – это тоже очень важно.

Анна, мне кажется, не стоит ограничиваться только книгами. Можно смотреть и спектакли, и фильмы на русском языке, потом обсуждать их – это тоже приобщение на культуре, расширение культурного кругозора. У вас нет планов организовывать еще и совместные просмотры и обсуждения? Это же отличный способ вкладывать в детей «порции» нашей культуры, истории?

А я бы еще как актриса с удовольствием здесь организовала бы и собственные постановки, пусть и не на совсем профессиональной основе! Но, помимо сложностей организации постоянной труппы, это подразумевает еще и наличие бюджета…

Анна, поговорим о семье. Думаю, очень многих наших читательниц волнует вопрос баланса между ролью матери и жены – и возможностью профессиональной реализации. И то и другое требует больших вкладов времени, сил, энергии. Как вы решаете этот вопрос для себя, в своей семье? Есть ли у вас помощники? Нашим женщинам часто сложно делегировать хотя бы часть своих дел кому-то другому, не испытывая чувство вины: «все все успевают, а я никчемная неудачница». Расскажите, как эти вопросы решаются вами, в вашей семье?

У меня совершенно замечательный муж, который поддерживал меня во всех начинаниях. Я уходила на съемки в 2 часа ночи – и он сам меня будил, прямо выпихивал из кровати. А я потом возвращалась со съемок в 5 часов утра, иногда и сутками пропадала. Всегда ощущала от мужа железную поддержку. Мне очень с ним повезло.

И у меня есть мама, которая тоже всю жизнь меня поддерживала, даже если не находясь рядом, то хотя бы морально. Я могла поделиться с ней всеми проблемами на творческом пути.

Если вы сутками пропадаете на съемках, не было ли у вас ощущения, что ну как же, вот моя дочка без меня уснула, без меня проснулась, что я за мать такая?

Было. Первый раз я уехала на гастроли на 20 дней, когда ей было около года. У меня были истерики, я рыдала, звонила каждый день, а дочка не хотела со мной говорить. Конечно, ей же был год, что мы там могли наговорить?! А я кричала, умоляла ее со мной поговорить – она говорила в трубку «мама» и убегала. Потом дочка подрастала, я стала брать ее с собой, постоянно. Она была со мной на съемках, репетициях, ездила на гастроли. То есть она выросла фактически за кулисами.

У вас есть какие-то помощники со стороны?

Нет, никого нет. Все никак не решаюсь взять помощницу по дому. Пока все вопросы по уборке решаем сами. Мы живем с семьей моего брата, вот вместе и убираем наш дом, готовим.

Но я все-таки когда-то найму помощницу, потому что уборка отнимает много времени – эти часы просто вырваны из жизни, выкинуты на ветер. У меня нет чувства вины, что я перепоручаю кому-то убирать свой дом. Мне жаль этого времени. Я забираю его у себя, у своего творчества, у своей работы, и трачу на бесполезную рутинную работу, которую никто не оценит, никто не поблагодарит. Поэтому я считаю, что если у женщины есть материальная возможность и нет предубеждений против присутствия в доме чужого человека, — помощницу надо брать.

Не потому, что мы такие тут королевишны все, сами не можем помыть унитаз. Можем. Как в анекдоте: «Батюшка, а правильно ли я жила? – Правильно, дочь моя. Вот только зачем?» Так же и тут. Я могу сама помыть. Только – зачем?

Когда женщина не работает, ничем не занимается, у нее один ребенок, которого она скинула на няню и только ходит пить кофе с подружками – это одно. А если у вас куча планов, дел – а еще женщине надо и в СПА сходить, и к косметологу – иногда есть необходимость воспользоваться помощью. Когда моя дочка была маленькая, у нас рядом была бабушка.

Вопрос о вас. Есть выражение – его обычно приписывают Алле Пугачевой – «Каждая женщина должна быть актрисой. Кто плохо играет – тот проигрывает». Согласны ли вы с этим? Действительно ли каждой женщине нужно/можно быть хорошей актрисой? А какая вы в вашей не профессиональной жизни? Дома, в семье, с друзьями – вы актриса?

Не согласна. Каждый человек должен быть самим собой. В обычной жизни я обычный человек, со своими недостатками, со своими проблемами, со своим ворчанием и плохим характером. И люди, которые остаются с нами несмотря на это все, это именно те люди, которые нам нужны. И я не собираюсь подстраиваться, не собираюсь играть в жизни.

И читательницам не советуете осваивать актерскую профессию с целью…

С целью быть кем-то другим в жизни? Нет, не советую. С целью самореализации, профессионального развития – да. Актерская профессия нужна всем, от учителей до дипломатов, политиков. Это открывает творческий талант в человеке. Ты учишься правильно разговаривать, дышать, подавать свой голос, доносить его до слушателя. Но быть актером в реальной жизни – это удел людей, разочарованных во всем.

Вопрос о кумирах и любимых актерах. Кого из театральных деятелей (настоящего или прошлого) вы могли бы назвать своим кумиром, духовным учителем, может быть. На кого вы хотели бы равняться? Кто кажется вам эталоном вашей профессии ? Чьи театральные или киноработы вы готовы пересматривать бесконечно?

Бесконечно могу смотреть на Мерил Стрип – это верх мастерства. Без ума от Джонни Деппа. Безумно нравится Анжелина Джоли, особенно ее роль в «Подмене».

О, это тяжелый фильм.

Да, жутко тяжелый, но она там замечательно сыграла, я пересматривала его несколько раз. Еще шикарный актер для меня это Ди Каприо. В «Титанике» это был просто смазливый хорошенький мальчик, но когда он сыграл потом в «Бандах Нью-Йорка», в «Проклятом острове» — он показал верх мастерства. Он гениальный.

А наши?

Из актеров прошлого мне очень нравится Маргарита Терехова. Но в целом я хуже знаю наших артистов: я очень рано уехала из страны и у меня не было возможности смотреть наши фильмы, следить за развитием кино и театра.

А сегодня вы следите за тем, что происходит в театральной жизни России?

Да, я бываю в Москве, хожу по театрам. Скоро опять собираюсь поехать и обязательно буду ходить на московские спектакли.

Куда пойдете в первую очередь?

В «Табакерку» пойду однозначно. Еще мне очень нравился режиссер Виктюк, он очень неординарный, прогрессивный. Давно не была на его спектаклях, очень хотела бы сходить. С удовольствием пошла бы в Ленком. Однажды я прожила в Москве около полугода, и два раза в неделю я ходила в театр.

Мы с мужем в Греции за сезон как-то посетили 80 спектаклей. Муж мой тоже очень читающий, очень любящий классическую музыку, театр – наверно поэтому мы с ним и сошлись! Он однажды даже для меня пьесу написал.

Ого! И ее удалось поставить?

Да, мы ее поставили. Как раз тогда был период, когда заглохла работа – ну вот ничего не было – и он написал эту пьесу. Мы с четырьмя друзьями поставили ее.

У вас вся семья творческая!

Да (улыбается). И моя дочь сейчас играет вместе со мной в спектакле «Чарли и Шоколадная фабрика». Она играет Толстого мальчика. И у нее получается! Хотя это первый ее опыт на сцене.

Анна, мне кажется, у наших читательниц уже сложилось о вас мнение, как о человеке,полном энергии, замыслов, идей. Как вам удается поддерживать себя в прекрасной во всех отношениях форме? Вы ведь много отдаете – а как вы восстанавливаетесь?

Хожу в спортзал, три раза в неделю. И у меня хорошая генетика, хороший метаболизм.

Восстанавливаюсь я дома, с семьей. Сон – это очень важно, минимум 8 часов должно быть. Иначе я просто физически не успеваю и не могу выполнить все, что хочу.

У меня очень много друзей, я нахожу время, чтобы общаться с ними. Я очень рада, что встретила их всех здесь в Дубае. Почти все они ходят и на встречи Читательского клуба, и на занятия по актерскому мастерству. Мне очень нравится тот круг общения, который у меня сложился.

Человек депрессивный и устает быстрее, потому что он ничем не наполнил жизнь. У каждого, конечно, бывают такие периоды, и чтобы выйти из них, нужно взять себя в руки, встать и двигаться дальше.

Куда двигаться-то? В спортзал, к подружкам – куда?

Хоть куда. Лишь бы не дома. Можно даже просто самому с собой выйти на «кофепопить», посидеть со своими мыслями. Мне замечательно помогает моя работа. Сейчас я готовлюсь к выступлению вместе с моими ученицами, сама себе тоже выбираю роли, о которых мечтала – меня это очень вдохновляет! Моя работа – это мое хобби, это мой воздух, это моя жизнь!

Вообще, работа – это то, что нас занимает минимум 6-8 часов в день, поэтому она должна быть любимой. Если она нелюбимая – человек будет в депрессии.

Заключительный вопрос мы придумали с подвохом! Анна, скажите, есть ли среди ваших знакомых «russian speaking mums» те, которые вдохновляют ВАС? Расскажите о них (о ней)! Мы хотим сделать такую «эстафету» по «передаче вдохновения» доброй традицией: получил вдохновение сам – передай другому!

Это человек, который ввел меня в Читательский клуб, это Наталья Коняхина. Я всегда смотрела на нее как на пример. Она преподает йогу, у нее трое детей, старшему уже 23 года. Я благодарна судьбе за наше знакомство с Натальей – у нас получилось реализовать наши проекты, и у нас еще есть планы. У нее нескончаемый запас энергии, мудрости!

Спасибо за очень интересную беседу! Мы обязательно будем следить за развитие ваших проектов, и желаем вам УДАЧИ во всех начинаниях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.