Etihad Airways: новая стратегия развития

 

 

Etihad Aviation Group (EAG) назначила временно исполняющего обязанности главного исполнительного директора компании. Им стал Рэй Гэммелл (Ray Gammell), который в настоящее время занимает должность руководителя отдела управления персоналом группы. Джеймс Хоган (James Hogan), президент и главный исполнительный директор Etihad Aviation Group, покинет пост 1 июля 2017 года.

В пресс-релизе авиакомпании говорится, что Рэй Гэммелл начал карьеру в Etihad в 2009 году в составе высшего руководства и за эти годы сумел создать условия, обеспечивающие высокую эффективность и ответственность персонала.

«Рэй – непревзойденный лидер с большим опытом работы, который пользуются полным доверием совета директоров. Он полностью возьмет на себя управление компаниями, входящими в Etihad Aviation Group, а также продолжит совершенствовать стратегию развития, утвержденную советом директоров в 2016 году, которая обеспечивает стабильный рост в условиях постоянно растущей конкуренции мировой авиаиндустрии», – отметил Мухаммед Мубарак Фадель Аль Мазруи, председатель совета директоров Etihad Aviation Group.

В своем комментарии агентство Reuters отмечает, что назначение нового босса в Etihad Airways  предоставляет авиакомпании возможность пересмотреть свою агрессивную стратегию экспансии после банкротства авиакомпании Alitalia,  миноритарным акционером которой был национальный перевозчик ОАЭ. Очевидно, что возможность повторение подобных случаев и с другими авиакомпаниями, миноритарным акционером которых является Etihad Airways, станет барьером на пути глобального роста этой одной из лучших в мире авиакомпаний.

Видимо, назначение Рея Гэммелла временным исполнительным директором на прошлой неделе, через несколько дней после того, как Alitalia объявила о запуске процедуры банкротства после реструктуризации долга в размере 3,3 млрд. долларов долга, связано с необходимостью пересмотра авиакомпанией Etihad Airways своей стратегии роста.

Стратегия Джеймса Хогана, стоявшего у руля авиакомпании с момента основания, заключалась в том, чтобы скупать миноритарные доли во многих авиакомпаниях, однако слабость этой стратегии стала очевидной, что проявляется в недавнем случае с Alitalia, и является символом затруднительного положения, свойственного всей авиационной отрасли в последние годы.

Путь к росту для авиакомпаний часто заключается в получении доступа к маршрутам конкурентов. Тем не менее, в Европейском союзе, который в основном действует как единая нация в авиации, иностранцы не могут иметь крупные пакеты акций в авиакомпаних.

Напомним, что 2014 году эмиратская авиакомпания Etihad Airways купила 49% Alitalia, но финансовые вливания не принесли желаемых результатов. В прошлом году убытки Alitalia составили 400 млн. евро. Ранее почти 70% сотрудников Alitalia в ходе корпоративного референдума не поддержали согласованный при посредничестве правительства план по выведению компании из кризиса, который предполагал, в частности, увольнения и сокращения зарплаты, а также инвестиции в размере двух миллиардов евро.

В пресс-релизе компании было сказано, что непринятие плана реструктуризации делает невозможными инвестиции акционеров. Отсутствие у Etihad контрольного пакета акций в Alitalia означало, что эмиратская авиакомпания не смогла бы  эффективно справляться с проблемами труда.

С 2011 года авиакомпания Etihad Airways, принадлежащая правительству Абу Даби, потратила миллиарды долларов на покупку миноритарных пакетов акций различных авиакомпаний мира –  airberlin, Alitalia, Jet Airways, Air Serbia, Air Seychelles, Etihad Regional и Virgin Australia.

Стратегия Etihad позволила ей сократить расходы как на закупку новых авиалайнеров, так и на расширение маршрутной сети. В настоящее время благодаря этой стратегии эмиратская компания прямо или косвенно представлена на 600 направлениях и частичным владельцем более 700 самолетов.

Как считает Уилл Хортон, старший аналитик австралийской консалтинговой компании в сфере авиации CAPA, «подход Джеймса Хогана к партнерским отношениям не оправдался, но некоторые из его принципов остаются в силе».

Многие аналитики сравнивают стратегию роста Etihad посредством приобретения миноритарных долей в различных авиакомпаниях со стратегией, проводимой Swissair в 90-х годах и метко названной Hunter (Охотник).

Хоган всегда отвергал это сравнение, заявляя, что стратегия действий Etihad отлична от Swissair и продемонстрировал, что он может контролировать расходы. Etihad, как и некоторые другие крупные авиакомпании из стран Персидского залива, продемонстрировали впечатляющий рост и выбрали различные стратегии для обхода регуляторной дилеммы на иностранную собственность, чтобы добиться глобальной экспансии.

Qatar Airways, как и многие другие авиаперевозчики, вошла в один из трех глобальных альянсов. Это дает некоторый доступ к правам других операторов, не нарушая правила владения, но разрешает ограниченный контроль над планированием маршрута и расходами.

Дубайский Emirates, напротив, в основном работают в одиночку – это подход, который дает ему контроль над своей сетью и ценами, но, в то же время, также означает, что авиакомпания самостоятельно несет все риски. Так, эта крупнейшая на Ближнем Востоке авиакомпания сообщила в своем годовом отчете за 2016-й финансовый год о первом за последние пять лет снижении прибылей.

Будучи самым молодым из трех основных авиаперевозчиков на Ближнем Востоке, Etihad, основанный всего 14 лет назад, старается быстрее развиваться, и следует стратегии частичной покупки других авиакомпаний, чтобы расширить свое присутствие.

Когда Хоган, после нескольких месяцев переговоров, спас от банкротства Alitalia в 2014 году, он получил поддержку двух реформистских итальянских премьер-министров: Энрико Летта и его преемника Маттео Ренци. Летта даже прилетел в Абу Даби, чтобы помочь заключить сделку. Однако лидеры итальянской промышленности говорят, что руководство Etihad недооценило запутанную внутреннюю политику Италии и активное вмешательство профсоюзов во все трудовые вопросы.

«Alitalia, так же, как и Air Berlin, оказалась чрезвычайно сложной задачей», считает сказал британский авиационный консультант Джон Стрикленд.

По его мнению, новый генеральный директор Etihad должен будет ответить на уже понесенные убытки, а затем «оценить менее рискованные методы извлечения прибылей из важных рынков Германии и Италии.

Другие аналогичные инвестиции Etihad, как, например, в случае с  Air Serbia и Air Seychelles, были более успешными. В обеих авиакомпаниях Etihad получила практически управленческий контроль и воспользовалась тесными дипломатическими связями.

«Etihad, вероятно, будет сейчас нацеливаться на растущие рынки для дальнейшего органичного роста, такие как индийский субконтинент и Азия, но, как всегда, это будет зависеть от коммерческих прав авиакомпании», – предполагает Стрикленд.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.